Архив от нашего товарища ·

Лиса (Дичь, Лиссадра)

·...

Репортаж с переводовой от Стракмана

в комментах тихо

Новая локация и скрины

Драма: Влюбленный Эльф (видео версия)

4 комментария

Задумано и сделано «Вольными» — в честь Весны, Любви и Лотро.

Генеральный продюсер — Лиса

Автор пьесы — Виргилий

Режиссер — Рурли

Оператор-постановщик и монтаж — Гримлаф

Актеры — Элвираэль, Антанион, Максис

Массовка — «Вольные»

Идейно поддерживали и вдохновляли — «Вольные»

Переживали, волновались, ждали с нетерпением — тоже «Вольные»

Спасибо всем, кто делал это от души и с удовольствием!!!

 

Портрет Нармалет«Влюблённый эльф»

( пьеса с прологом и эпилогом…как ни странно)

 

Автор: Готово всё

К началу представленья:

И поднят занавес,

И лампы зажжены…

Cмотри же зритель-

На мосту какое-то движенье,

Наверное,герои к нам пришли.

Автор: Восхода свет,

Её улыбка окрыляет,

Но безответная любовь,

Занозой эльфу грудь пронзает.

 

Его не радует вино,

И свет звёзды не вдохновляет,

И мысли все его о ней,

И от того он так страдает.

Эльф: Ну от чего ты так жестока ?

Нармалет: Напротив, я весьма добра,

Иль заслужила я упрёки

Тем, что самой себе верна?

Эльф: Твоя улыбка так прекрасна,

Так от чего ты так смурна?

Нармалет: С тобою скучно мне ужасно,

Уж лучше буду я одна.

Эльф: Зачем меня ты прогоняешь?

Нармалет: Чтоб больше не надоедал.

Эльф: Настолько я тебе не нравлюсь?

Нармалет: Ответ ты точно угадал.

Эльф: Что же тебя так раздражает?

Нармалет: Твои манеры, внешность, речь,

Твои напрасные потуги

Моё внимание привлечь.

Эльф: Ранят твои слова больнее,

Чем вражеских ударов сталь.

Нармалет: Ты так навязчив и зануден,

Что мне тебя совсем не жаль.

Эльф: Скажи мне, что я должен сделать,

Чтоб стала ты ко мне добрей?

Нармалет: Мне на глаза не попадаться

До окончанья своих дней.

Эльф: Дай мне хоть капельку надежды,

Иль твоё сердце — глыба льда?

Нармалет: Давать надежду обречённым —

Это обман, не доброта.

Эльф: Я в твой обман готов поверить!

Нармалет: А я не собираюсь врать.

Эльф: Неужто всё, что мне осталось:

Верить, надеяться и ждать?

Нармалет: Во что угодно можешь верить,

Надежды я тебе не дам,

А ждать того, чего не будет —

Это решает каждый сам.

Эльф: Неужто ты понять не можешь,

Что на душе моей сейчас?

Нармалет: Мне надоели эти бредни.

Опаздывает он на час…

Эльф: Ты ждешь кого-то?

Нармалет: Несомненно!

Того, кто настоящий друг.

Эльф: Какое носит друг твой имя?

Нармалет: Тебе знать это не досуг.

Эльф: Чем заслужил он твою дружбу?

Как он сей подвиг совершил?

Нармалет: В словах его я вижу мудрость,

Он тайны многие открыл.

 

Саурон: Прости, что пропустил час встречи,

Доделать должен был Наркил.

Скажи — кольцо великолепно,

Я часть души в него вложил!

Нармалет: Оно прекрасно, скажу честно,

Добра с ним много совершу,

На пальце смотрится прелестно,

Себя в историю впишу.

Саурон: О, это будет, несомненно,

Но незачем сейчас спешить.

Тебя, скажу я откровенно,

Надо столь многому учить.

Нармалет: Подумай, ведь не встреть тебя я,

Вняла б я юноши мольбам.

Мир бы ждала судьба другая,

Но ты открыл мои глаза.

(Нармалет и Саурон уходят)

Автор: Терзают юношу сомненья:

Что ж делать? Как же дальше быть?

Смириться с выбором любимой?

Спасать её? Себя губить?

Эльф: О небеса, знаменье дайте,

Пошлите мне понятный знак-

В любовь мне стоит ещё верить

Или наивный я дурак?

Автор: Ты даже в самый чёрный час

Не стань глухим для зова сердца,

Поверь — для каждого из нас

Оно откроет к свету дверцу.

Эльф: Свой путь она сама избрала,

Её неволить не могу,

Зато урок мне преподала

И с ним по жизни я пойду.

Автор: …История теперь та скрыта толщей лет-

Как к злу увлечена была Артано

Кольцом волшебным дева Нармалет.

(ЗАНАВЕС)

* Артано («Великий Умелец) — одно из прозвищ Саурона у эльфов в середине Второй эпохи.

Вольные (Free Will)

1 комментик

Смотрит ночь на гладь воды,

Мы как огоньки, татуировки сна на своды тьмы.

—————————————————————————

Все чаще и чаще задают или становится вопрос что значит быть Вольным.

Спрашивают и офицеры (добровольные помощники), также новоприбывшие и соседи по игре.

Начну с того что вольные это нечто большее чем обустроенная система отношений. Здесь нет регулирующих элементов (скорее есть стабилизирующие) и обусловленных правил (к общепринятым мы очень даже прислушиваемся, но не более того).

Сказать нужен ли нам лидер, лидеры и офицеры, нет — не нужны. Как всегда и везде нужна определенность, тогда и от нас (тех кто решает какие будут Вольные завтра) будет какая-никакая польза.

Если общее нам не по душе, то никто тут не сможет ни приказать ни указать. А те кто нам по душе — и лидеры и офицеры и родичи.

Даже убедив кого-то в своей правоте не значит приобрести, если слушающий не разделит с тобой общности понимания (вот так все непросто, попробовал подобрать более простое определение получилось на лист А4, так что пусть будет так).

Лично для меня вольные одним словом — современники.

Знаете друзья, современники это те с кем приятно увидится, улыбнуться   и сказать банальное привет. А иногда больше и не надо.

 

Вольные

 

Эпос (скоропостижно прислано достопочтенным Виргилием)

Комментарии к записи Эпос (скоропостижно прислано достопочтенным Виргилием) отключены

Удивительный и прекрасный Эпос об истории Содружества Миротворцев, написанный по воспоминаниям членов этого боевого братства. Все сходства НЕ случайны и имена НЕ вымышленные – История Средиземья должна помнить имена своих ГЕРОЕВ!

 

 

Пролог

 

…Маленький гномик сидел на каменном полу и пристально вглядывался в противоположную стену пещеры. Там все еще можно было разглядеть древние полустертые письмена Второй Эпохи. Гномик был мал, каких-то 100 лет жизни, и потому читать не умел, но ему казалось, что вот так вглядываясь в письмена, он все же сможет понять их сакральный смысл или они сами заговорят с ним, открывая Великие Тайны Мироздания…

…На день 150-летия гномику подарили его первый боевой топор из лунного серебра. Топор был хорош, нет, он был просто прекрасен! Но, было одно НО… У каждого боевого топора гномов было СВОЕ ИМЯ. Однако у гномика даже и имени своего еще не было – все звали его просто Гномик. Когда Мастер Горного Хрусталя Белой Горы Бриггит Седобородый тактично, то есть почти без мата и подзатыльников, напомнил Гномику что пора бы уже самоидентифицироваться, Гномик задумался не на шутку. Шутка ли – выбирать имя приходится раз в жизни!…

…В задумчивости Гномик бродил по штольням родной Белой Горы, топор волочился сзади, провиснув в поясной петле, и приятно скрежетал о камень пола. По привычке Гномик забрел в Древние Штольни Первородных Гномов. Здесь практически никого не бывало – ходить здесь было довольно опасно, ибо крепления штолен давным-давно истлели и негасимые факелы уже давно погасли, лишь изредка разрождаясь желтым пламенем. Но Гномик в задумчивости не замечал ничего, путь был привычен и короткие гномьи ноги несли его по знакомому маршруту…

…Впереди резко вспыхнуло синим и Гномик наконец-то очнулся от дум. С удивлением он огляделся, но не смог узнать эту штольню. Полыхнуло опять и Гномик, резко обернувшись, мигом выхватил из петли свой Пока Еще Без Имени Но Такой Прекрасный Топор. Светилась стена, что терялась в темноте впереди. Гномик осторожно двинулся вперед. Ярким синим цветом горели древние надписи, то погаснув, то снова вспыхивая, ослепляя на миг. Гномик даже опустил топор и, раскрыв рот, смотрел на надписи. Судя по завитушкам и рубленым чертам, надписи были очень Древними, Возможно Второй Эпохи, а может и Первой. Завороженный зрелищем, Гномик неосознанно потянулся рукой к письменам, не рассмотрев странный треугольник в полутьме со странными письменами 380В и изображением черепа с костями, а может, по незнанию, просто не обратил на него внимание. Раздался страшный треск, в воздухе проскочили магические искры, волосы и борода Гномика встали дыбом и задымились, а через мгновение неведомая сила отшвырнула Гномика прочь от стены и, пронеся его через штольню, смачно шлепнула о стену. Глаза Гномика закатились, он потерял сознание и уже не мог видеть, как письмена, погаснув, вдруг последний раз мигнули, и призрачная субстанция потянулась тонкой струйкой к его голове…

…Гномик приходил в себя тяжело – в голове мельтешили обрывки каких-то картин, имена, даты, которых раньше он не знал. Он помотал головой, отгоняя головокружение, и попытался встать на ноги. Это у него получилось далеко не с первой попытки. Нашарив в темноте топор, Гномик, придерживаясь рукой за стену, побрел домой…

…- Эй, гномы, посмотрите-ка, кто приперся! – Драчун Длинноносый тыкал пальцем в Гномика и громко гоготал, расплескивая из кружки гномье пиво. – Ты чего такой опаленный? Вот умора, а?

Гномы, пировавшие за длинным столом в Каменном Зале, дружно заржали, но мгновенно смолкли, увидев страшный взгляд Гномика. «Великий Один, он смотрит как Черный Император на хоббитов в день его казни!» – прошептал кто-то из стариков, что еще помнили Древние Великие Войны Средиземья. Гномик медленно выпрямился и красивым суровым жестом достал с пояса топор.

— Вы… — прохрипел он и запнулся, сухой кашель сдавил грудь, не давая продолжить. – Вы… гномы… Вы погрязли в пьянстве, вы не мылись уже сотню лет! А там, в глубине, там…

— Что там? – испуганно спросила Усатая Маргула, жена Бриггита Седобородого, и икнула.

— Там… мне было Откровение! Я… видел… Прошлое… Я видел Империю! Империю Гномов! И теперь я знаю – откуда я и кто Я! – Гномик гордо распрямил спину и с вызовом посмотрел на сородичей. В ответ на его взгляд с места поднялся Бриггит Седобородый и тихо произнес:

— Прости, Гномик. Я надеялся, что смогу сохранить в тайне прошлое твоих предков – Великих Хранителей Рун, но Боги распорядились иначе. Да, ты прав. Твои предки были великими воителями древности, а тебя мы нашли в одной из Древних Штолен – вот почему у тебя нет ни матери, ни отца. Мы старались быть тебе семьей…

— Теперь… теперь я уже не Гномик. Я видел предков, видел прошлое и знаю то имя, под которым меня запомнит Средиземье. Отныне и вовеки – мое имя Имперантиус! И имя Топора моего – Крушитель Империй! И скоро я стану Самым Великим Хранителем Рун! – выкрикнул бывший Гномик, а ныне Имперантиус, и эхо его голоса прокатилось по всем Штольням, дойдя даже до темного Гондора. И Средиземье вздрогнуло, как от подземного толчка, и НАЧАЛАСЬ ИСТОРИЯ…

 

КНИГА 1

 

…Имперантиус мерил шагами комнату – двадцать туда и двадцать обратно. Так он ходил уже второй час, время от времени что-то бормоча себе под нос. То и дело доносилось бормотание «Империя… война… Гондор… Мое… Мир… Творение…» и тому подобный бред на взгляд подслушивающих под дверью хоббитов. Неожиданно Имперантиус остановился и резко пнул кованым сапогом по двери. И хотя та обычно открывалась вовнутрь, но в этот раз она распахнулась наружу и два мелких босоногих хоббита с дикими воплями улетели вниз по лестнице в общий зал. В таверне «Гарцующий Пони» никто их прилету не удивился – в Бри летающие хоббиты в тавернах вполне нормальное явление. Двое эльфов у барной стойки лишь слегка повернули головы и усмехнулись друг другу – они-то знали, откуда прилетели хоббиты…

 

Глава 1

 

Когда Виргилий бегом прибыл вечером в лагерь Миротворцев, по привычке забыв сесть на коня, он был в весьма скверном настроении: его эксперименты со стимуляторами медитаций не отличались особой результативностью. Иными словами – не торкнуло.  Поэтому, когда Аллаинар предложил ему отправиться в «Гарцующий Пони» и пропустить пару бутылок вина, он с удовольствием согласился напиться. Вдвоем они отправились в таверну. Трактирщик не был удивлен паре эльфов вошедших в хоббитскую таверну. Не удивился он и когда они заказали шесть бутылок лучшего крепленого эльфийского вина, а в зал с лестницы влетели два чумазых хоббита, на которых оглянулись оба эльфа. Но вот когда один из них вместо традиционного бокала потребовал пол-литровую кружку, какими обычно гномы пьют пиво, он слегка удивился. Когда этот же эльф заказал небольшой бочонок гномьего пива, он только хмыкнул, хотя уровень его удивления и возрос стремительно. Когда же этот эльф стал мешать пиво с вином, глаза у трактирщика полезли на лоб, такого он еще не видел.

Аллаинар хоть и тоже был удивлен действиями Виргилия, но не так сильно как трактирщик. Все-таки с эльфийскими чудачествами он был знаком гораздо лучше – сам тот еще эльф. Хотя идея смешать гномье пиво с эльфийским вином и была чудной даже по эльфийским меркам, но в то же время было в ней что-то неуловимо авантюрно-беззаботное, что делало ее близкой любому эльфу. Поэтому, тайно записывая рецепт коктейля, приготовленного Виргилием, он не заметил, что тот не только подливал ему пиво в вино, но и сыпанул туда щепоть какого-то белого порошка. Себе же Виргилий этого порошка насыпал заметно побольше. Впрочем, Аллаинар особо на коктейль не налегал, помня, что много денег он с собой не брал, и что уже было выпито на гораздо большую сумму, чем у них с Виргилием имелась с собой. Ох уж эта эльфийская беззаботность! Поэтому когда после шестой кружки коктейля Виргилий стал погружаться в размышления о смысле жизни, он привычно подсыпал ему в кружку эльфийского снотворного и вышел якобы подышать свежим воздухом. Впрочем, далеко он уходить не стал, решив понаблюдать за дальнейшим развитием событий. Каждый раз с Виргилием эта шутка удавалась – потому Аллаинар никогда не брал на пьянку больше трех серебряных монет. Обычно Виргилия будил трактирщик и вышибал с того деньги за двоих или, если денег не было, заставлял Виргилия мыть посуду и убирать навоз в конюшне. Аллаинар весело потер ладонями – сегодня Виргилию будет особенно унизительно мыть посуду хоббитам!

Трактирщик не особенно удивился, когда один из эльфов вышел подышать. После такого-то пойла! Все-таки ненормальные эти эльфы! Ну, подумаешь, вышел он подышать — второй-то остался, значит, в конце концов, деньги по счету будет с кого требовать. Когда через пять минут первый эльф не вернулся, он слегка забеспокоился. Когда же он не вернулся и через час, беспокойство трактирщика доросло до того, что он решился прервать медитацию оставшегося эльфа. К тому же звуки, издаваемые им во время медитации, были весьма немелодичными. Не будь перед ним эльф, он бы решил, что тот банально набрался, заснул и теперь храпит утонченной мордой лица в салате. Но все попытки прервать медитацию эльфа были безуспешными. Но лишь только он решился позвать стражу и громко сказал служанке сбегать к капитану, как эльф мигом очнулся от медитации. На вполне разумное требование трактирщика заплатить за выпитое им с приятелем, эльф пожал плечами, улыбнулся и сказал что денег у него нет. Трактирщик нахмурил брови и начал нащупывать под стойкой Костедробилку. Виргилий почуял, что дело пахнет керосином – надо было что-то придумать. Он быстренько оглянулся – Аллаинара нигде не было видно. «Наверное, блюет на улице» – благородно подумал Виргилий и, посмотрев на лестницу за спиной трактирщика, округлил глаза. «Черный всадник Гондора…» – прошептал он со страхом в дрожащем голосе. Трактирщик отупело повернулся к лестнице, а Виргилий стрелой бросился прочь из таверны.

Когда Виргилий выбежал из таверны, преследуемый трактирщиком с Костедробилкой наперевес, Аллаинар весело подумал: «А я знал, что так и будет». Виргилий набрал скорость – куда за ним угнаться толстому хоббиту! – и красивым прыжком скакнул за низкую стену Бри. Спустя пару минут он вломился в кусты Вековечного Леса и растворился среди зелени. Трактирщик шумно ругнулся и поплелся с жалобой к капитану стражей Бри.

Аллаинар времени зря не терял – как только Виргилий взял низкий старт, он тоже дворами пробежал к стене, но не стал сигать через нее как олень, а мирно и скрытно вышел через боковую калитку. Впереди стоял Вековечный Лес, в котором скрылся Виргилий. Для хоббита стена леса казалась монолитной и неповрежденной, но для эльфа ясно были видны следы вломившегося Виргилия. Аллаинар, беззаботно насвистывая Марш Миротворцев, пустился по его следу – ему уже давно было интересно узнать, зачем там постоянно торчит Виргилий.

Проследив за Виргилием до его охотничьей избушки, Аллаинар решил, что разговаривать с ним сейчас бессмысленно – поскольку из избушки доносился мощный храп – и решил узнать, какие последствия имела их посиделка в Бри. Последствия он увидел уже у входных ворот: объявление о розыске двух эльфов-неплательщиков, злостных. По портретам на объявлении опознать их будет практически невозможно, даже зная их в лицо – хоббиты не блещут в живописи. «Хорошо, что людям и хоббитам в искусстве рисовать до эльфов далеко» — подумал Аллаинар, но все равно было неприятно. Он решил взять одно из объявлений и показать на досуге Виргилию. Единственным, что беспокоило его в тот момент, было: что скажет Имперантиус, если узнает об их с Виргилием выходке? «Имперантиус, Имперантиус, что скажет Имперантиус?» — думал Аллаинар…

 

Глава 2

 

…Надинька привычно вертелась перед зеркалом, когда в воздухе тихонько дзинькнуло. «Ага, почта пришла» – подумала Надинька, но от зеркала не отвлеклась – пущай потерпят, она ж не дурочка какая — сломя голову лететь на почту ради какого-то письма! Леди, как-никак – надо соответствовать! «Наверное, опять какой-то урод жениться предлагает. Господи, как надоели все эти ухажеры!» – лицо Надиньки слегка покраснело, она с силой сжала руки в кулаки и даже притопнула ножкой со злости. За окном ухнуло, а золотой браслетик, не выдержав напряжения мышц, раскрыл крепление и упал с нежной, но мускулистой, руки на пол. Надинька нахмурилась – это был ее любимый браслетик – и подняла его с пола. Внимательно рассмотрев защелку, она заметила, что та странно изогнулась и более не удерживает обе половинки вместе. «Придется идти к ювелиру. Черт, опять серебро тратить! Ладно, по пути как раз на почту загляну». Надинька кокетливо поправила шляпку, еще раз оглядела себя в зеркало и, довольная собой, вышла из дома на улицу.

В Поселениях Бри как всегда  малолюдно – слава Компактизатору Пространства Второй Эпохи! Надинька зажмурилась от яркого солнца, что весело слепило с голубого неба, и сошла по ступенькам на мостовую. На ближайшем столбе трепыхалось какое-то объявление – Надинька, как и любая девушка, была довольно любопытной, потому сразу подошла поближе. На объявлении были нарисованы две довольно злодейские рожи, ушами смахивающие на Диких Эльфов – их разыскивали как злостных неплательщиков. «Гады, небось, детей хоббитам наделали – а платить не хотят! Ничего, с такими-то рожами им недолго скрываться!» – удовлетворенная вынесенным вердиктом она повернула к центральной площади, где был почтамт и контора брийских ювелиров. Как только она скрылась за углом, из соседнего сада тихо вышел высокий стройный эльф в зеленом камзоле и направился следом за ней.

Аллаинар, а это был именно он, каждую свободную минуту проводил под окнами Надиньки. Нет, он не подглядывал, как могут подумать некоторые неблагородные, хотя и очень хотелось. Просто он с первого дня знакомства влюбился в нее без памяти и не мог представить и дня без нее. У Надиньки было много ухажеров, в том числе несколько королей и даже, по слухам, одна королева, но Аллаинар твердо верил, что она должна принадлежать ему одному. Он уже не раз намекал на свои достоинства и прозрачно предлагал свадьбу, но Надинька лишь улыбалась в ответ или отпускала шуточки. Аллаинар подозревал измену, так как был чрезвычайно ревнив, хотя Надинька ему повода и не давала и ему пока не принадлежала, но эльфа такие мелочи не волновали. Особенно Аллаинар ревновал ее к Виргилию и, страшно сказать, к самому Имперантиусу! И если с Виргилием он мог хоть как-то поквитаться (отсюда и все его «шуточки»), то с Имперантиусом шутки были плохи. Это его бесило и он предпочитал постоянно скрываться в квестах, лишь изредка участвуя в общих походах, так можно было избежать скандала с Предводителем.

Сегодня, распродав все нажитое добро, он купил у заезжего остроносого купца тайный свиток порчи. Его план был прост, но в тоже время по-эльфийски изощрен: уже давно он купил редчайший браслет Второй Эпохи для Надиньки в качестве свадебного подарка, но все не решался его преподнести. Прочитав под окном свиток, он направил порчу на ее любимый браслет, подаренный, кстати, Имперантиусом (тут Аллаинар заскрежетал зубами и скорчил зверскую рожу), и тот сломался. Теперь ей придется идти к ювелиру, а по пути она заглянет на почту, а там ее ждет письмо от Аллаинара, а в письме заветный браслетик и Предложение… Аллаинар мечтательно улыбнулся и ускорил шаг – он хотел увидеть ее лицо, когда она откроет письмо…

…Виргилий довольно хмыкнул, и слез с дерева неподалеку от дома Надиньки. Его план мести за таверные шуточки удался – подосланный им купец впарил простаку Аллаинару свиток, в таверне ему подсунули вино с порошком Виргилия, и все пошло так, как он и задумал. Он усмехнулся: какое будет лицо у Аллаинара, когда он посмотрит, какое будет лицо у Надиньки, когда она откроет письмо, которое, как думает Аллаинар, от него, а Виргилий уже давно его подменил! Он ускорил шаг и поспешил на площадь Поселения…

…Имперантиус, кряхтя, поднялся с земли, с достоинством отряхнулся, поправил Крушителя Империй и не спеша направился в противоположную сторону – к выходу из Поселений. Его ни грамма не интересовали выражения лиц участников этой драмы – он продумал все заранее, так как шпионы Содружества давно выдали весь расклад, и он, как мудрый Предводитель, подменил оба письма своим. Насвистывая гномью песенку, он вразвалочку прошел сквозь врата Поселений, поигрывая в руке редчайшим браслетиком Второй Эпохи…

 

Глава 3

 

…Аллаинара корежило от злости, нет, уже даже от ярости! Проклятый Виргилий, как он посмел! Этот, с…… сын посмел подменить письмо к Надиньке! Сволочь, гад, эльф безухий, гад, гад, гад! Аллаинар в бешенстве вытащил из-за спины Сверкающий Клинок и в капусту порубил беззлобного скального ящера 40-го уровня. Затем отвесил пинка под зад озлобленному горному медведю. Тот обиженно взревел, но связываться с бешенным эльфом не рискнул. В ярости Аллаинар портнулся в Великий Могильник, но и там битва не принесла успокоения – разметав кости последних зомби он все еще тяжело дышал – гнев распирал грудную клетку. В голове пульсировало одно слово – МЕСТЬ! КРОВАВАЯ МЕСТЬ! Он, как дикий волк пустошей, взвыл на купол Могильника – ну почему в мире Средиземья нет явного PvP !!!!!…

…Виргилий, счастливо избежав немедленного выходя ярости Аллаинара, со всех ног несся к своей избушке в Вековечном Лесу. Обе щеки его горели – Надинька хоть и девушка – но силища у нее как у матерого воина! Справа шатался коренной зуб – на память от ее ладони. Когда он увидел сцену объяснения Надиньки с Аллаинаром, то понял, что что-то пошло не по плану, и спешно попытался ретироваться, но заплутал в лабиринте улиц Поселений, и с разлету наткнулся на Надиньку. Ее хорошенькое лицо пылало от гнева, а ее руки, не растерявшись, двумя мощными пощечинами сотворили очередной раунд справедливости. Виргилия трясло – если об их шуточках проведает Имперантиус, то… мама! Надо срочно прийти в себя – необходимо было немедленно помедитировать! Хотя бы пару раз!  Или разика три – до полного отруба!…

…Имперантиус привычно мерял шагами комнату в «Гарцующем Пони». Хоббиты, наученные горьким опытом, под дверью больше не подслушивали, а свисали на веревках по ту сторону окон, и делали вид, что их здесь нет. Имперантиус, однако, был так задумчив, что на них и внимания не обратил, даже когда один из них, не удержавшись, свалился в открытое окно ему под ноги. Не замедляя шага, он пинком отправил его учиться летать обратно в окно.

Имперантиус мыслил глобальную думу. Еще когда он был всего лишь Гномиком, он задумал перестроить этот несовершенный мир. Однако, в одиночку, это было нереально – нужна была команда. В конце концов, возродить Великую Империю Гномов не под силу даже команде героев – нужны армии! А облапошить этих дурачков оказалось так просто – всего лишь прикрыться идеей миротворчества! МИР и ТВОРЧЕСТВО – ТВОРЕНИЕ НОВОГО МИРА – ГНОМЬЕЙ ИМПЕРИИ! И никакого дурацкого миротворчества – войны были и будут всегда! Особенно глупыми оказались эльфы – эти наивные романтики – мир во всем мире ради мира – ах-ах! Но Имперантиус чувствовал, что что-то идет не так. Он настолько проникся духом миротворчества, что теперь, немыслимое ранее дело!, задумывался о своей команде! О пушечном мясе, что приведет его к императорскому трону! Ну зачем, зачем он полез в эту мелкую любовную разборку? Потешил свое самолюбие? Хотя, надо сказать, Надинька весьма ему импонировала… Может и правда из нее получится хорошая Императрица? Имперантиус задумался…

 

Глава 4

 

…Имперантиус  был  погружен в раздумья. Что нужно было Имперантиусу для того, чтобы построить свою империю? Ведь строительство империй не может обойтись без войн. А для войн, как и для строительства, нужны большие, нет – огромные,  деньги. Только вот где их взять? Его взгляд упал на распечатанное донесение одного из агентов, которое небрежно валялось на столе, прижатое огромным изумрудом как пресс-папье. О, идея, вот как можно срубить  деньжат!  Но просто срубить деньжат маловато, нужна двойная, а лучше тройная выгода! Ему, как будущему императору, надлежало мыслить стратегически. И план уже вырисовывался перед ним…

…Настроение у Виргилия опять было паршивое. Мало того что все его запасы медитативных препаратов закончились, так и мириться с Аллаинаром пришлось на сухую, вследствие чего у него и у Аллаинара физиономии стали слегка помятыми и бесформенными. Почему на сухую? Да потому что во всех окрестных тавернах искали двух злостных эльфов-неплательщиков, а в лагере Миротворцев Имперантиус запретил наливать и Виргилию, и  Аллаинару. В довершении всех бед Имперантиус вызывал их к себе в полевой штаб. Ничего хорошего это не сулило, тем более что незадолго до их прихода из его комнаты вышла улыбающаяся Надинька – они издалека разглядели ее шляпку и вовремя схоронились за штабелем из досок. Горестно вздохнув, они переглянулись и угрюмо протопали в комнату Штаба.

– Что вы себе позволяете?! Вы, @$#%@!!! (непереводимая игра слов на гномьем наречии с упоминанием эльфийских добродетелей и предков), роняете престиж Миротворцев! Что глаза отводишь, Виргилий? Думаешь, я не знаю про твои антинаучные эксперименты, про твои медитации? Тебе сколько вообще лет, что ты до сих пор такой фигней занимаешься?

– У эльфов такое спрашивать не принято.

– @#$@@!!! Такое у баб спрашивать не принято! Отвечай на вопрос!

– А на сколько я выгляжу? – Виргилий немного кокетливо, но в духе эльфов (ходят слухи, что они т……т все что движется и с дырками) подвигал плечами и подмигнул.

– ОТВЕЧАЙ!!! – На гнома эльфийская магия обольщения, конечно же не подействовала, лишь разозлила.

– Главное, что я молод в душе. Да и выгляжу хорошо…

– ВИРГИЛИЙ!!!

– Я уже 23 года как Виргилий.

– ТЕБЕ! СКОЛЬКО! ЛЕТ!?

– Не скажу. Сие тайна зело великая эльфийская есьм! – С достоинством высокорожденного эльфа проговорил Виргилий.

– ВОН!!! Еще по арамейски со мной поговори тут, засранец великовозрастный! – Импернтиус размахивал руками и брызгал на бороду слюной, так как ни хрена не понял на древнем эльфийском наречии. Виргилий, заметив, что руки гнома так и тянутся к Крушителю Империй, трезво оценил обстановку и, подмигнув Аллаинару, спешно ретировался за дверь. Когда Имперантиус немного успокоился, он обтер бороду куском превосходной кожи с анаграммой золотой вязью из переплетенных букв «И» и «Н» и вышитым сердечком и обратился к Аллаинару:

– Я вызвал вас к себе, чтобы выдать вам миротворческую миссию. Ибо от безделья вы явно отупели! Но, поскольку с Виргилием совершенно невозможно сейчас общаться, детали объяснять ему будешь ты. Ты знаешь, что предатели крепкохваты вместе с гоблинами осадили Гондамон?

– Конечно знаю. Это любой дурак знает – они уже три года как в осаде! Но он ведь непреступен, как и любая гномья крепость?

– Так-то оно так. Но только сейчас силы защитников на исходе. И подорваны они не в честном бою, а гнусной диверсией! Гоблины-диверсанты пробрались в подвал крепости и совершили ужасное святотатство. Они помочились во все бочки с пивом! И вот теперь пиво, которое хранилось не в подвале закончилось, а гномы терпеть не могут воевать трезвыми! Это просто неслыханно и нарушает все традиции!

– Понятно-понятно, не заводись, Предводитель! У меня есть только несколько вопросов, — Аллаинар почтительно склонил голову, стараясь прикрыть синяк под левым глазом.

– Спрашивай, — Имперантиус важно кивнул и небрежно помовал правой дланью – надо привыкать к императорским жестам!

– Как гоблины вообще пролезли в подвалы крепости?

– Через канализацию, эти паршивцы пролезли через канализацию, — Имперантиус поморщил лицо, как будто запах нечистот и здесь витал в воздухе.

Аллаинар поежился и понадеялся, что им с Виргилием лезть через канализацию не придется. Вслух он этого говорить не стал, ведь скажи он это Имперантиусу, и им точно пришлось бы лезть через канализацию. Спросил же он следующее:

– А как гномы узнали, что гоблины именно помочились в пиво? Мало ли, какую дрянь они могли туда налить?

– Хмм… Хороший вопрос. Надо будет задать его своему агенту. Но это неважно. Перейдем к вашей миссии! Я закупил 20 бочонков лучшего пива на деньги Миротворцев. И вам с Виргилием оказана высочайшая честь — доставить это пиво в Гондамон! Сразу предупреждаю, что я зачаровал бочонки так, что если их попробуешь вскрыть ты или Виргилий, то жахнет в лучших традициях Гэндальфа. Транспорт вам будет предоставлен (кобылка-пони с телегой). Вы же с Виргилием эльфы? Значит, умеете пользоваться «лесными тенями». Вот и подъедете втихаря ночью к лагерю гоблинов, и протащите незаметно через их лагерь бочонки гномам. Раз у вас хватает здоровья устраивать дебоши, то и телеги разгружать должно хватить. Приступайте! – И он повелительным жестом послал Аллаинара прочь. Имперантиусу грела душу мысль о сумме, которую ему удалось через агента выторговать у коменданта Гондамона за столь эксклюзивную доставку, да еще и на деньги Миротворцев, не вкладывая ни одного своего медяка.

Когда же Виргилий услышал от Аллаинара детали предстоящей миссии, он выругался. Потом подумал, и снова выругался. Так повторялось несколько раз, пока Аллаинар по-дружески не жмакнул ему в левое ухо.

— А я ведь, когда медитировал, видел зеленых человечков с острыми палками! И теперь нам предстоит лезть через лагерь гоблинов! Да я ведь пророчествую, когда медитирую! А Имперантиус еще и эксперименты мои антинаучными называет! – Виргилий прям засветился чистым светом непорочного гения, но Аллаинар грубо притушил факел за его спиной, и аура погасла.

— Пойдем, пора приступать к заданию. И вот еще что. Есть у меня мыслишка, как Имперантиусу свинью подложить – пойдем ко мне в палатку – у меня там пара бутылей в заначке есть, — Виргилий от таких слов просветлел и они с Аллаинаром, тактично взявшись под ручку, как и полагается у высокорожденных эльфов, направились к палатке…

 

Глава 5

 

…Ауримус долго отнекивался и сопротивлялся, но устоять против двух искушенных в софистике и болтологии эльфов не смог. Виргилий и Аллаинар, затаив дыхание, наблюдали за тем, как Ауримус подошел к тележке, доверху загруженной бочонками с пивом, и приоткрыл крышку одного из верхних. Раздалось легкое шипение, но больше ничего не произошло – Ауримуса ничем не бабахнуло и даже не шибануло, ни во что не превратило – короче, все было нормально. Эльфы, торжествуя, улыбнулись. Имперантиус, как и все гномы великих идей, мелочей не замечал – и бочонки заколдовал именными чарами – только на Виргилия и Аллаинара! Имя Ауримуса в список не попало, так как он был законопослушным членом Миротворцев и ранее в дебошах замечен не был. Правда, скоро все должно было перемениться – Виргилий и Аллаинар уже давно искали третьего, так как их собственные рожи и выходки им самим приелись – нужна была новая жертва! И падение Ауримуса началось с повозки с гномьим пивом…

…На перелив пива в свои бочки ушло несколько часов, и теперь вся избушка Виргилия была забита бочонками с пивом. Ауримус тяжко вдохнул и присел на стул – он сделал основную работу, так как эти двое проходимцев наотрез отказывались прикасаться к бочкам, не объясняя причин. Но что не сделаешь для друзей! Виргилий пошаманил на крохотной кухоньке, там раздался глухой «БУМ!» и в комнату просочился сладковатый белесый дымок. С улыбкой во всю ширь лица, он торжественно вынес в руках небольшой кубок и вручил его Ауримусу.

— Вот, дорогой друг, выпей! Мы так благодарны тебе за помощь, что я даже не пожалел бутылку коллекционного вина из пустынных лопухов! Между прочим, стоит целый золотой!

Ауримус недоверчиво покосился на хитрую рожу Виргилия, но отказаться не посмел. Приняв кубок, он сначала недоверчиво принюхался – но пахло вином, и он не торопясь осушил кубок до дна.

— Десять, девять, восемь… — зачем-то начал считать вслух Виргилий, но Ауримус уже на счете «семь» закрыл глаза и мешком свалился на пол.

— Ха! Офигенный порошочек у тебя, Алл! – Виргилий довольно потер руками. – Только я не совсем разобрался с дозировкой, пришлось на глаз сыпануть! – С этими словами он вытащил из кармана небольшой пакетик и протянул его Аллаинару.

— Ты что, сдурел – ты ж ему половину бахнул! – Аллаинар выпучил глаза и судорожно кинулся к Ауримусу щупать пульс и проверять дыхание. Но у того было все в порядке. – Ёпрст, да он же теперь месяц проспит, не меньше!

Под укоризненным взглядом Аллаинара Виргилий потупил очи долу и стеснительно зашаркал ножкой по полу, смущенно похмыкивая. Но, дело сделано, и теперь пора было приступать ко второму этапу плана…

…Колеса тележки иногда поскрипывали, распугивая мелких ночных зверушек. Пони-кобылка всхрапывала, но упорно тащила повозку, доверху заставленную бочонками уже не с пивом, а «кое с чем». Ехали уже вторые сутки, спать хотелось зверски, но нельзя было останавливаться на ночлег – они как раз проезжали через знаменитый Орочий Лес. Ежеминутно опасались нападения патрулей орков-огненосцев и потому не смыкали глаз, обшаривая ночным зрением угрюмый лес. Так прошла ночь, а на утро они уже выезжали на равнину, оставив лес позади. Под древними развалинами устроили привал – разожгли костер и распрягли кобылку. Та благодарно принялась щипать траву, косясь ненавидящим взглядом на тяжелую повозку.

Солнышко припекало, но в тени руин было прохладно. Перекусив отобранными у встречных хоббитов продуктами, эльфы завернулись в тонкие спальные мешки из паутины шелкопрядов и дружно захрапели, оставив пони стоять на стреме…

Через неделю их путешествие подошло к концу. Не будем описывать все тяготы похода – всем известна беспримерная доблесть Аллаинара и военная хитрость Виргилия! Много орков уже не вернутся в свои грязные стойбища! Но вот, наконец, и стены могучего гномьего города – Гондамона! За внешними стенами беснуются орки и всякая нечисть, но близко подходить пока боятся – гномья стража не спит, бдит! Эльфы, с горки разогнав до предела хрипящую пони, прорвали кольцо осады и въехали под древние своды города-крепости. Гномы радостными криками встречали отважных эльфов, в воздух взмывали шапки и шлемы, стучали топоры и секиры. Раздвинув толпу гномов, вперед протиснулся комендант.

— Так-так. Ну что ж, рады вас приветствовать в Гондамоне, эльфы-миротворцы! Вижу, Имперантиус держит слово – помимо бочонков отборного пива он прислал и двух своих лучших воинов! Так давайте же хлебнем пивка – и вперед, на баррикады! Зададим оркам трепку! С нами Миротворцы! – Площадь вздрогнула от боевого рева радостных гномов, а Аллаинар с Вергилием недоуменно переглянулись – об участии в боях Имперантиус ни словом не обмолвился, сволочь! Но отступить – значит уронить честь Миротворцев и эльфов, и они, нацепив на рожи героические улыбки, резво спрыгнули с телеги на землю.

Гномы весело и дружно разгрузили телегу, растащив бочонки по складам, оставив парочку на площади. К ним тут же выстроилась дисциплинированная очередь гномов, каждый сжимал в одной руке оружие, а в другой каменный кубок для пива. Дородный гном-повар быстро и четко разливал содержимое бочонков по кубкам – гномы тут же двумя глотками осушали их. На их лицах вдруг появлялась странная улыбка, походка становилась слегка вихляющей, а взгляд косых глаз похотливо вперялся в толстые зады проходящих гномих.

— Ты чего им туда сыпанул? – Шепнул Аллаинар Вергилию, ошарашенно глядя на гномов.

— Да так, всего помаленьку, что на кухне отыскал… Ой, мама… — Виргилий вдруг переменился в лице и попятился прочь с площади.

— Ты куда, гад, настропалился? – Аллаинар крепко ухватил Виргилия за пояс и притянул к себе. – А ну, колись, гад!

— Алл, надо драпать! – прошептал Виргилий. – Понимаешь, до меня только сейчас дошло кое-что… Я ж экспериментатор-медитатор, понимаешь же, да? Ну вот, а с бабами в последнее время как-то не так стало, вот и прикупил порошочка чудесного из корней Viagra Pilulina. И по дурости в бочки сыпанул, понимаешь теперь?!

Аллаинар резко побледнел, почувствовав чью-то руку у себя на заднице, одновременно что-то кольнуло чуть ниже коленки. В остекленевших глазах Виргилия он сумел разглядеть отражение здорового волосатого гнома позади себя. Гном даже не успел моргнуть, как два эльфа, стремительно сорвавшись с места, исчезли в узкой подворотне, спасая свое достоинство и непоруганную честь…

Долгий час они прятались за большой помойной кучей в темном уголке подворотни. Наконец крики на площади утихли, и они решили выползти на свет божий. На площади было пустынно, вся она была завалена странными кожаными штопаными мешочками и треснувшими кубками, с выдолбленными в них углублениями. За воротами раздался дружный рев озабоченных гномов: «Вперед! Е…и орков!». В ответ только жалобные вскрики поруганных орков… Аллаинар и Виргилий осторожно прошли через площадь к главной лестнице. Там на вершине четверо гномов о чем-то негромко совещались. Осторожно приблизившись к ним, эльфы услышали донесение одного из стражей, что группа орков, которые находились в одном из дальних лагерей, вдруг снялась с места и направляется к Гондамону.

— Друзья! – Обратился к ним Вождь Гномов. — Наши доблестные воины, испив чудесного пива, нам вот не хватило, отправились позорить орков! Но подлые захватчики, воспользовавшись единым боевым порывом гномов, хотят захватить опустевший город! На баррикады, друзья, защитим Гондамон!

ТАК НАЧАЛАСЬ ЗНАМЕНИТАЯ ОСАДА ГОНДАМОНА, ПОКРЫВШАЯ НЕУВЯДАЕМОЙ СЛАВОЙ ДВУХ ВЫСОКОРОЖДЕННЫХ ЭЛЬФОВ…

 

 

 

КНИГА 2

 

Пролог

 

…Имперантиус сидел за столом в полевом штабе и плевал в потолок пережеванным табаком – это помогало ему мыслить, а потолок постепенно менял свой цвет, становясь приятного для каждого гнома, темно-серого оттенка с налетом коричневатости, а высохшая слюна блестела как антрацит. Имперантиус скучал по родным Белым Горам. А еще ему до коликов в животе надоело таскать с собой свой огромный топор. «Пора переходить на следующую ступень развития!» – подумал Имперантиус и громко чихнул, раскрасив потолок в коричневую крапинку. По преданию, для того чтобы обычный гном мог стать Хранителем Рун нужны были три вещи:

1). Голубая кровь предков.

2). Одеяние Древнего Хранителя Рун.

3). Жертва, желательно женского пола.

Итак, с первым пунктом никаких проблем не наблюдалось – предки Имперантиуса были из рода Императора. На всякий случай, Имперантиус кольнул палец иголкой – капелька крови была явно с голубоватым оттенком. Он улыбнулся и продолжил изучать список. Одеяние тоже можно было достать – когда-то оно уже было в его руках, но тогда он не знал о его ценности и позволил одной мерзавке забрать его в качестве расплаты за ночь любви. Где же теперь ее искать? Да и захочет ли она, спустя столько лет, отдать ему Одеяние обратно? А если заломит цену? Так, для начала надо ее найти… Имперантиус высунулся в окно и проорал на весь лагерь:

— Ауримуса ко мне, срочно! И, кто-нибудь, найдите этих двух идиотов – Виргилия и Алла!

 

 

Глава 1

 

…Ауримус  был лесничим. Работал он в Вековечном Лесу, что в предместьях Бри. И вот, совершая очередной нудный (всего один браконьер попался, правда, он сначала отказывался платить штраф, но пара ударов в печень были весьма убедительны) обход своего участка леса, он заметил кое-что необычное. Небольшая полянка в гуще леса, на которой Ауримус любил немного отдохнуть, и которая, как он считал, была известна ему одному, поразительным образом изменилась: на ней появилось несколько грядок со странными растениями,  некоторые из них лесничий сразу и не припомнил, а в уголке примостились совсем уж подозрительного вида грибы. Полускрытая в листве на краю полянки темнела небольшая избушка, которой раньше тоже не было – явно незаконная постройка! Впрочем, и на то, чтобы выращивать те растения, которые он узнал, требовалось особое разрешение. Нарушитель данного правила должен был заплатить огромный штраф и провести несколько месяцев на исправительных работах. На лице Ауримуса появилась улыбка: он был уверен, что при наличии разрешения в такую глушь никто не попрется, а значит, у него есть возможность содрать с нарушителя жирный штраф, и часть этого штрафа станет его премиальными. Поэтому он замаскировался под местность и стал ждать.

Ожидание долго не продлилось. Уже в эту ночь на полянку явилась потенциальная жертва. Лицо нарушителя скрывал низко надвинутый капюшон плаща (так обычно ходят рейнджеры и охотники, лицо самого Ауримуса также было скрыто), на поясе висели меч и кинжал, а из-за спины торчал лук. «Матерый, видимо, мне попался рецидивист», – решил Ауримус  – «придется сначала накостылять, а потом уже права зачитывать!» Взяв в одну руку палицу, а в другую  щит, лесничий с криком «Стоять! Работает ОМОН!» бросился в атаку. Его противник не струсил, а выхватил клинки, и завязался поединок. Ауримус был умелым бойцом и в своей победе не сомневался. И, действительно, его превосходство  в ближнем бою было заметно. Но когда победа была близка, когда он чувствовал, что через несколько мгновений его палица раздробит противнику кости, тот сделал кувырок в бок и с низким стартом припустил наутек. Ауримус бросился за ним. В беготне по ночному лесу мало удовольствия, даже если ты – эльф (а Ауримус был эльфом): ветки так и норовят расцарапать лицо, корни так и лезут под ноги. И об один из таких корней Ауримус все-таки споткнулся и упал, расшибив колено и прохав лицом неглубокую траншею в лесном перегное. Пока он поднимался и отряхивался (эльфы такие чистюли!) нарушитель успел скрыться в ночи. «Ну, #%@$, ты мне за это заплатишь», – подумал Ауримус. Еще немного поругавшись, он решил с утра пойти по следам, прихватив с собой еще пару бойцов, чтобы снова не вышло осечки. И у него была на примете парочка бездельников, которые были ему крепко должны за то, что он не сдал Имперантиусу, как они его накачали снотворным.

…»Так ему, козлу настырному, и надо», – подумал Виргилий, ускоряя бег, когда его преследователь упал, споткнувшись о корень. – «Но моя полянка, что же с ней будет?!» На бегу думалось плохо, однако останавливаться было нельзя. Не замедляя бег, Виргилий привычно перемахнул через низкую стену Бри и растворился в толпе приезжих искателей приключений…

…Когда Ауримус, чрезвычайно расстроенный неудачей, вернулся в лагерь, там царил настоящий переполох. Имперантиус свешивался из окна так сильно, что вот-вот выпадет, и орал так, что приседали даже смирные брийские лошадки. Все бегали и искали: кто Ауримуса, а кто и Вергилия с Аллаинаром, а кто-то просто бегал, создавая рабочую атмосферу. Это так сильно подействовало на Ауримуса, что он тоже, помимо своей воли, начал бегать и орать: «Кто видел Аури?! Немедленно к шефу!!!» И он бы так еще долго бегал, если бы Сокрушающий, человек, подрабатывавший у Имперантиуса вышибалой и телохранителем, не ухватил его за шиворот камзола и не поволок наверх – к шефу…

…Аллаинар гулял по Пустошам. Просто так гулял, безо всякой цели. Лениво отмахивался мечом от назойливых пауков и волков, иногда обращая некоторое внимание на бегающих тут и там орков. Аллаинар грезил наяву. О чем? Да о будущей семейной жизни. С кем? Ну-у, это ж итак всем понятно, да? После осады Гондамона, когда они с Виргилием так отличились и прославились на все Средиземье, его шансы заслужить благосклонность гордой Надиньки заметно увеличились. Она даже, о радость!, прислала ему личное письмо, в котором писала, что прощает его прошлые ошибки и готова к конструктивному консенсусу. Что такое консенсус Аллаинар не знал, тем более как он может быть конструктивным, но его радовал и сам факт письма – а остальное приложится! На данный момент ему в голову настойчиво лезла мысль о написании стихов в честь своей любви. Сами собой сложились такие строчки:

Надинь,

Ты откуда-то знаешь, что ты есть надежда.

Найди в опаленной душе хоть надежды следы.

На дни эти странные грусть налетела,

Как и на те, что один я прожил без надежды, Надинь!

Гляди на меня, мне надежда не светит, не светит!

В груди только стынь антарктических горестных льдин.

Уйди из судьбы – и никто никогда не заметит

Седин в голове прибавленья, Надинь!

Годин трагедийных в душе человека простого

Поди, у любого не меньше, чем в бочке железной — сардин.

Гардин злая тяжесть… мне надобно света, простора…

Приди, воскреси мне надежду, Надинь…                                       (Автор Семен Венцимеров)

…Аллаинар так замечтался, что не заметил, как налетел на старый покосившийся указатель «Забытый Приют». Треснулся он довольно сильно, отчего орки вокруг начали над ним ржать. Разозлившись, он подрезал парочку из них, и, пока остальные улепетывали подальше, внимательно рассмотрел указатель. На картинке была изображена таверна. «Странно», — подумал Алл, — «здесь я еще не бывал! О! Почти рифма, е-мое!» Спрятав меч в ножны и гордо расправив плечи, он направился к таверне – зондировать почву для будущей попойки с Виргилием…

 

Глава 2

 

…Имперантиус долго не мог отдышаться, сидел с красным лицом и сердито сопел, глядя на Ауримуса. Тот висел сантиметрах в двадцати от пола – его так и держал на вытянутой руке Сокрушающий.

— Этот? – Сокрушающий слегка потряс Ауримусом, отчего у того лязгнули зубы и хрустнула шея.

— Этот. И поставь его, наконец, на ноги! – Гном сердито сплюнул на пол.

Сокрушающий разжал кулак и стройный эльф, от неожиданности, свалился на пол. Его оттопыренная задница так явственно просила ноги, что Сокрушающий еле-еле пересилил свои низменные человеческие инстинкты – дать пинка эльфийской заднице! Развернувшись, он сделал шаг в коридор. Дверь, о существовании которой он всегда забывал, с треском вылетела впереди него, попутно зашибив какого-то нерасторопного стража. Имперантиус недовольно поморщился.

Ауримус поднялся на ноги и растер хрустнувшую шею. Затем отряхнулся, попутно отлепив от камзола налипшие комочки табака, и укоризненно посмотрел на Имперантиуса.

— Шеф, мы же друзья! Какого лешего этот бычара так со мной обращается, а?

— На работе мы не друзья! – Сказал, как отрезал, Имперантиус. – Не надо путать личное с государственным! А теперь садись и слухай сюды.

Ауримус, выражая всем своим видом оскорбленное достоинство, сел на стул и пошевелил остроконечными ушами, настраивая их на прием важной информации. Имперантиус, зачем-то оглянувшись вокруг, перегнулся через стол, отчего его ноги смешно повисли в воздухе, и доверительно прошептал Аури в самое ухо:

— Помнишь, несколько лет назад мы справляли в «Пони» мой день рождения?

— А! Это когда еще из торта такая деваха кульная грудастая выпрыгивала? Конечно, помню! Тогда этот гад, Виргилий, всем в вино слабительного сыпанул, а Алл туда же – мочегонного – вот хохма была! – Ауримус довольно оскалился, вспоминая, как все ломились в единственный в «Пони» сортир – но далеко не все успевали добежать.

— Вот-вот, именно тот день. Понимаешь, ента деваха, как бы сказать помягче… Ну… как бы я… с ней… ну… того, понимаешь?

— Дык, че ж не понять-то? И че?

— А то! Вы, гады, ей заплатить обещали за танец? Обещали! А заплатили? Нет! Вот мне и пришлось, понимаешь, еще и за вип-услуги расплачиваться за вас, гадов!

— И что? Она так до сих пор и требует? – Брови Ауримуса красиво изогнулись в изумлении.

— В том-то и дело, что расплатился я тогда с ней по-королевски. Пьян был, не думал тогда ни о чем… А теперь нужда великая есть те вещички – вернуть! Очень они мне, понимаешь, нужны сейчас! – Имперантиус откинулся обратно в кресло и строго посмотрел на Ауримуса. – В общем, слушай приказ: девку ту найти! Это раз. Вещи изъять любой ценой, но не дороже пары золотых. Это два. И на все про все тебе сроку – неделя. Это три. Встать, кругом, шагом марш выполнять!

Выпроводив эльфа, Имперантиус снова задумался – на это раз над третьим пунктом. Жертва. Женщина. Два «Ж» – символично. «ЖЖ» – что-то знакомое… На листок упала тень и Имперантиус поднял глаза – перед ним по стойке «смирно» стояла симпатичная эльфика с туго перетянутыми в хвост «а-ля амазонка» волосами. Увидев, что ее заметили, она вытянулась еще сильнее и бодрым голосом отрапортовала:

— Новобранец! Прибыла для прохождения службы в миротворческом корпусе! Специальность – воитель, профессия – оружейник! – При этих словах она щелкнула каблуками сапог друг о друга. Имперантиус вгляделся в ее лицо, затем его взгляд соскользнул ниже на ее стройную фигурку… еще ниже…

— Как зовут-то, воительница? Кстати, можешь говорить мне «шеф».

— Жужалочка, шеф!

— Жужа… Е-мое – вот оно – три «Ж»! – Имперантиус радостно хлопнул рукой по столу.

— Не поняла, шеф? Чего три «Ж»?

— Не важно! В общем, так – от меня далеко не отходи – буду вводить в курс дела. Будет у меня для тебя особое задание! Обещаю карьерный рост! Если выживешь, — пробурчал про себя Имперантиус. – А теперь иди – обустраивайся.

Глаза Жужалочки радостно сверкнули – первый день на службе и уже сам шеф дает специальное задание! Она четко развернулась, лихо щелкнула каблуками и строевым шагом покинула кабинет. Имперантиус взял в руки перо и с довольным видом вычеркнул пункты один и три. Оставалось ждать результатов от Ауримуса…

 

Глава 3

—          Вирг, просыпайся.

—          Ммм.

—          Вставай, нас  ждут великие дела.

—          Хррррр.

—          Я тебя сейчас водой оболью !

—          Фффф.

—          Пошли бухать.

—          Хрррррр.

—          Пошли нахаляву бухать.

—          Где бухать? Что бухать ?

—          У меня тут появилась идейка одна, насчает таверны в пустошах. Так вот, у меня есть план как там оттянуться совершенно бесплатно…

—          Алл, почему после таких твоих планов у меня всегда куча проблем ?

—          Да не парься, в этом раз все будет путем. – Сказал Алл, подумал же он : ” Ну так  это же —  тоже часть моих планов ”. Так вот, я слышал, что в таверне «Забытый приют» в подвале водятся призраки, и ладно бы были нормальными молчаливыми приведениями, так они завывают так, что хозяин без пол-литра уснуть не может.

—          И ты предлагаешь разобраться с этими призраками, чтобы хозяин нахаляву нам наливал?

—          Фе. Это было бы слишком примитивно. Я нашел в старых документах, что под подвалом таверны есть какие-то старые катакомбы. И я даже нашел их план…

Ауримус, получив задание, сразу приступил к выполнению. И поиски по тавернам и кабакам проходили отлично, но было целых два но, первое : Имперантиус дал сроку всего неделю, и второе: ни у кого не было никаких сведений относительно нужной девицы. Но Ауримуса это не расстраивало: в кои то веки удастся нормально списать походы по кабакам на служебные расходы. На миг Аури даже пожалел, что с ним нет Виргилия и Аллаинара, вместе с ними было бы гораздо веселее, но потом он вспомнил, чем обычно заканчиваются попойки с участием этих двоих, и, улыбнувшись,  решил продолжить контроль  качества в барах, то есть поиски информации. На третий день, когда голова аури уже гудела беспощадно, ему удалось выяснить, что объект его розысков вроде бы отправился на восток, а туда дорога одна – через пустоши. И на этой дороге лежит таверна «Забытый приют».

…Когда Аури появился в таверне, там был только владелец да пара постояльцев. Владелец сразу бросился к нему : «Ты ведь защитник, спаси нас от богомерзких призраков».

— Ой да ладно, призраки. Тебе целители еще пять лет назад сказали, что если будешь продолжать столько пить, то будешь видеть и призраков, и зайчиков в хороводе с белочками.

— Да нет, в этот раз постояльцы тоже призраков слышали.

— Да. Мы слышали, — согласно загудели постояльцы. — И голоса такие противные у них. Да если бы они только выли, как честные призраки.

-А что, они не только воют ?

— НУ сначала они орали дурными голосами песни непристойные, причем завывания шли как буд-то бы из погреба винного, но мы все там обшарили и никого не нашли. Потом голоса вроде приутихли на часов десять, а потом еще противней, хрипло завыли : «Сушняк! Ох моя голова.» Потом они потребовали подношения едой, чтобы они, духи павших воинов, могли упокоиться с миром. Ну мы приготовили иим в подвале стол, и решили посмотреть как призраки пируют, интересно же. Тогда призраки как завыли, один даже сказал что оприходует тех кто останется. Тогда другой сказал, что не факт, что имеется в виду еда и мерзко захохотал. Ну тут мы и дали деру. Когда самые смелые вернулись через пару часов глянуть что там и как, они на столе была лишь грязная посуда. И так уже дня три эти призраки вют, требуют еды и ругаются нехорошими словами. А теперь они вообще оборзели, девок требуют. Девок требуют. Да еще и говорят что вернут лучше чем были, за идиотов нас держат. Ну гдн это видано чтобы призраки возвращали тех, кто им попадется целыми и невредимыми! Так что ты уж оборони честных людей, не дай пропасть от призраков.

— Ладно, так уж и быть, помогу вам с этими призраками, но вам придется раскошелиться, и информацию кое-какую предоставить.

— Да мы уж скинемся, в обиде не оставим, только избавь нас от этих призраков.

 

Комментарии к записи Эпос (скоропостижно прислано достопочтенным Виргилием) отключены

Фото с передовой — Штурм Матедраса (Storm on Methedras)

Комментарии к записи Фото с передовой — Штурм Матедраса (Storm on Methedras) отключены

Быстрая красивая схватка. Первое впечатление производит как зимний Бри, но значительно ярче.
Как я понял она пришла на замену — Осады Гондамона и Беды в Тукборо, нам уже изрядно надоевшим.

Доступна с 20-го левела

Комментарии к записи Фото с передовой — Штурм Матедраса (Storm on Methedras) отключены